Кызбурунские курганы

Понятно, что их строители (городища являются памятниками эпохи раннего средневековья, то есть периода IV–
XIII веков) умело использовали особенности рельефа местности, но сколько земли перелопатить вручную им пришлось, чтобы сделать вершины холмов плоскими, вырыть рвы и подвести к ним воду, насыпать валы, дабы стали крепости столь неприступными.

Городища неоднократно обследовались, особых находок не было сделано, найдены лишь фрагменты пифосов (такие же, как на Джулате) – "с налепными рельефными валиками, днища с клеймами исключительно аланского типа". Тем не менее городища не дают покоя черным археологам – то тут, то там видны следы варварских раскопок, местное население поделится слухами о невероятных находках: изделиях из золота, серебра и так далее. Но выдумки здесь куда больше, чем правды.

Хотя надо быть честными: огромное количество находок, сделанных на Кабардинской равнине, исчезло безвозвратно. И у этой поистине черной традиции многолетние корни.

Вот лишь одно из свидетельств, приведенных Н. А. Нарышкиным, побывавшим в наших местах в 1867 году: "Кабардинец Шарданов, сопутствовавший г. Фирковичу в 1848 году, умер несколько лет тому назад. В последние годы своей жизни он очень пристрастился к археологическим изысканиям и к раскопкам, хотя, по-видимому, цель у него была далеко не научная. Я узнал, что около семи лет тому назад он разрыл один курган на местности, называемой Кишпек (в 15 верстах от Нальчика), и на довольно значительной глубине нашел правильно сложенный из обтесанного камня склеп, внутренность которого имела вид квадратной комнаты. Спустившись в него, он нашел два скелета, лежавших рядом на выложенном плитами полу. У каждого из них в головах находился камень с надписью красными буквами на неизвестном языке. Возле скелетов находилось несколько маленьких глиняных кувшинов, которые были тогда же разбиты Шардановым в надежде найти в них что-нибудь драгоценное, но вместо того они оказались наполненными чем-то вроде золы. На одном из скелетов Шарданов нашел две серьги или подвески из чистого золота, весом в несколько полуимпериалов. Не найдя ничего более драгоценного в склепе, он не счел нужным скрывать от посторонних о своей находке и даже дал знать об этом в укрепление Нальчик ближайшему своему начальству. К сожалению, меры, принятые для более подробного осмотра склепа, были несвоевременны. Когда назначенные для этого лица прибыли на место, то нашли его до половины засыпанным, кости от скелетов разбросаны, а главное – надписи на камнях были совершенно стерты и уничтожены…".

Следы подобного, воистину преступного отношения к прошлому можно видеть и рядом с одним из кызбурунских городищ. Еще совсем недавно здесь располагалось небольшое мусульманское кладбище с искусно сделанными надгробиями. Надписи на арабском языке свидетельствовали, что представителей кабардинской знати здесь хоронили начиная примерно с XVIII века. Ныне величественные надгробия (высота некоторых достигает трех метров) наклонены к земле, повалены, заросли травой, мало того, с каждым годом их становится все меньше. Остается только догадываться, для каких целей и где можно использовать надгробные плиты предков, когда-то ходивших по этой земле…

Взять хотя бы данные раскопок одного из курганов.

Большой Кишпекский курган

1. Курган расположен на правом берегу р. Баксан, в 2-х км к юго-западу от с. Кишпек, на пахотном поле колхоза "Трудовой горец" Баксанского района КБ АССР. В его окрестностях в 1972 году были исследованы несколько курганов, относящихся к майкопской и северокавказской культурам эпохи бронзы. Примерно в 4 км к западу от кургана тянется известная Кызбурунская система средневековых городищ домонгольского времени. Высота кургана почти 12 м, диаметр основания около 160 м.

2. Раскопки показали, что в домонгольское время он постепенно обживается средневековым населением - вокруг его основания выявлены десятки беспорядочно расположенных остатков кострищ со скоплением битой керамики, костей животных, кусков глиняной обмазки, турлука и пр. Но никаких следов постоянных жилищ обнаружено не было.

3. В этот же период основание кургана было обнесено специально вырытой канавой, заполненной речным песком, идущей под уклон к северу (к р. Баксан) соответственно уровню горизонта. В восточном, южном и юго-западном секторах канава более глубока и узка, а со стороны уклона она более расплывчата.

Эта деталь кургана воспринимается как нечто вроде средневекового дренажа для отвода осадочных вод, стекавших с вершины на более или менее обжитые полы кургана.

4. Примерно в ту же эпоху какая-то необходимость заставляет этих насельников разрыть курган вокруг по верхней трети насыпи и за счет этого грунта обнести центральную "шапку" кургана глубоким рвом и валом.[38]

По древней поверхности вала, под дерновым и гумированным слоем были расчищены беспорядочно размещенные остатки кострищ, аналогичных отмеченным вокруг основания кургана. Въезд в образовавшийся ров был оставлен в юго-западном секторе.

На одном из участков древнем поверхности вала обнаружено захоронение с характерным сероглиняным горшком раннесредневекового времени.

5. В процессе дальнейших раскопок выяснилось, что курган насыпался в три приема. Первоначально в майкопское время был возведен небольшой курган высотой около 5 м, затем на его вершине произведено захоронение того же периода и насыпь была значительно дополнена, и уже после третьего захоронения курган достиг современного уровня. Инвентарь и обряд этих захоронений напоминают погребения конца III - начала II тыс. до н.э., раскопанные на этих же полях в 1972 году.

6. На уровне древнего горизонта, примерно по центру насыпи, было обнаружено двойное кольцо из булыжника. Между двумя кругами и в центре были раскопаны еще три погребения, датирующиеся майкопским временем. Почти примыкая к внешнему кругу с востока располагалась еще одна могила, целиком заваленная булыжником, датирующаяся концом III тыс. до н.э.

7. Таким образом, насыпанный в несколько этапов огромный курган майкопского времени, в эпоху раннего средневековья был использован населением, видимо, кызбурунской системы городищ как сторожевой форпост с содержанием на нем, вероятно, небольшого гарнизона стражников, которые в случае необходимости могли сигнализировать населению городищ об опасности, а возможно и держать посильную оборону, пользуясь отмеченным рвом и валом.


Чеченов И. М. Древности Кабардино-Балкарии. Нальчик: Эльбрус, 1969. С. 60.
Нарышкин Н. А. Отчет об экспедиции в Балкарию и Кабарду // Балкария: страницы прошлого. Нальчик: Издательство М. и В. Котляровых, 2005. Вып. 1. С. 22.