Второ-Афонский на Кавказе Успенский мужской монастырь (Бештаугорский)

Основан монастырь в 1904 г. В этом году насельники (монахи) Второ-Афонского мужского монастыря отправились в Россию. Сами будучи по происхождению русскими, проведшими известное число лет на Афоне и непосредственно в меру своих сил приблизившиеся к величию и святости монашеской жизни, возгорели желанием приобщить к этой святости своих русских собратьев, ищущих удаление от мира с его соблазнами. Получив Благословение афонских старцев, они прибыли на Северный Кавказ, известный красотой своей природы, величием и могущественностью гор, множеством источников, голубизной близкого к Богу неба, и облюбовали уютное, прекрасное местечко для обители у подножия горы Бештау. 

После отвода земли, монахи своими силами, помощью жителей городов и сел выстроили прекрасный монастырь с собором, с корпусами для иноков и всеми необходимыми пристройками для нормальной жизни монашествующих - была построена и молочная ферма, не только питавшая молочком монахов, но и всех приходящих сюда паломников. Доступными для последних были и произведения прекрасных садов, виноградников и немалых огородов. И к началу тридцатых годов монастырь был известен как один из духовно образцовых монастырей России. 

Для Северного Кавказа монастырь всегда был источником благочестия и веры. А богомольцы-паломники находили здесь радость и утешение в сладостной молитве, в слушании назидательных наставлений старцев. В праздники здесь собиралось от 3-х до 5-ти тысяч богомольцев, не считавшихся с неудобствами неблагоустроенной и немалой длины дороги. Однако, в начале 1924 года монахи были выселены из обители выгнаны и определены в трудовые лагеря, а после 40-х годов строения монастыря подверглись постепенному планомерному разрушению, что привело к совершенному исчезновению его с лица земли. Кладбище же с их останками было перепахано. 

Несмотря на то, что Второ-Афонский монастырь был полностью разрушен, почитание святого места сохранялось. Хотя неподалеку были расположены секретные шахты добычи урана и территория была режимной, тем не менее верующие посещали место обители и служили молебны. По благословению митрополита Гедеона, место обители в конце 1990-х гг. начали благоустраивать казаки Пятигорского отдела Терского казачьего войска. 

20 июня 1999г. на месте монастыря был заложен храм святого великомученика и Победоносца Георгия. Настоятелем строящегося храма стал протоиерей Вадим Цаликов. Воздвигнутая в течение 2-х лет, эта церковь стала началом возрождения обители. 

28 августа 2001 г. митрополитом Гедеоном в сослужении сонма кавказского духовенства был совершен чин возрождения обители. Ныне Второ-Афонский монастырь являет свое бытие зеленым куполом, который издалека виден паломнику. Святынями новой обители стали привезенные с Афона иконы Божией Матери, апостола Иоанна Богослова, пророчицы Анны и Параскевы Пятницы, освященные на Афоне в Ильинском скиту, ковчег с мощами Киево-Печерских святых. Возведена колокольня, кирпичный келейный корпус. 

Дорогу на Бештау, к монастырю, и сейчас нельзя назвать благоустроенной. Долгое время она петляет вверх узкой и выбитой грунтово-каменной лентой, на ней разъезжаются (иногда с трудом) не более двух машин. И только ближе к монастырю небольшой участок её недавно заасфальтирован. И по-прежнему, поездка сюда на автобусе (а желающих увидеть монастырь и поклониться его святыням приезжает сюда ежедневно немало) - это своеобразная проблема.

Иконостас здесь тоже небольшой. Рядом с ним святыни церкви, привезённые сюда с Афона - икона Иверской Божьей Матери, образ апостола Иоанна Богослова, пророчицы Анны и Параскевы Пятницы, написанный и освященный на Старом Афоне, в скиту св. пророка Илии, а также ковчег с мощами Киево-Печерских святых.

В монастыре уже есть пасека, небольшой огород, сохранился монастырский пруд (пруд - единственное, что осталось от прежнего монастыря). Теперь, когда во вновь построенном храме Георгия Победоносца совершаются ежедневные службы по строгому монастырскому уставу, а иноки могут исполнять все предписанные им монастырские правила, отдыхать в положенные часы и работать, нет сомнения в том, что возродившаяся обитель будет служить основой для создания более величественного монастыря, может быть даже ещё более величественного, чем тот, каким он был до 20-х годов минувшего века.