Хумаринское городище

Схимар – грозная крепость, форпост Хазарского каганата на Кавказе, построенная для контроля Великого шелкового пути. По некоторым данным необходимость построения крепости на окраине государства также была обусловлена наличием здесь полезных ископаемых. Крепость существовала с VII по XIV век, возникнув на месте древнего поселения. Здесь находился в дальней ссылке и заточении Максим Исповедник – известный византийский богослов, чьи труды и деятельность мешали политике императора.

По данным ученых население города было смешанным. Здесь жили аланы, хазары, болгары, печенеги, потомки древних кавказских племен и другие народы. При изучении стен были обнаружены многочисленные тюркские рунические надписи.

Стены крепости шириной 6 метров сложены из аккуратно обтесанных белых каменных блоков, которые укладывались прямо на выровненную поверхность без фундамента. По периметру крепости находилось 12 башен. Внутри крепости, на холме находится цитадель – внутреннее укрепление. Что интересно, даже от своего гарнизона цитадель была отделена мощной стеной. Видимо, боялась элита своего народа. Очень оригинально построен путь в город. Для того чтобы попасть внутрь крепости, необходимо было проделать долгий путь вдоль крепостной стены, затем обогнуть цитадель, снова двигаться вдоль стены и уже потом дорога входила в ворота. Понятно, что если непрошенный посетитель имел недоброе намерение сломать ворота и без спроса ворваться внутрь, то вдоль всего пути поток неприятностей на его голову был обеспечен. Также, если в город заезжал купец, то со стен крепости очень удобно было оценить его платежеспособность, чтобы определиться с пошлиной за въезд на территорию каганата. Для своих, правда, были сделаны калитки, позволяющие сильно срезать путь.

После падения Хазарского каганата город стал одним из важных военно-политических центров Алании – раннефеодального государства, возникшего на обломках сильной в прошлом державы. После нашествия на Кавказ Тамерлана, уничтожившего Аланию, жизнь в городе погасла.

С тех пор прошло больше шестисот лет. Все также Кубань несет воды с тающих ледников к далекому Азовскому морю, также возвышаются вокруг бывшего города горы, поют птицы, стрекочут кузнечики и шелестит трава. Воображению осталось дорисовать огромные белые стены и башни и вот оно: прошлое.


Раскопки

Эта крепость защищала подступы к Клухорскому проходу (Kluhor pass), который связывает долину Кубани с городом Сухуми на Черноморском побережьи.9 Городище занимает узкий и протяженный холм окруженный глубокими ущельями и связанный с плато узким перешейком. Стены защищали участок в 840 м длиной и 480 м шириной, т.е. около 250 декааров. В 1963 году Кузнецов опубликовал несколько рунических надписей и символов из Хумары11 и с 1974 там начались систематические раскопки. Раскопки выявили стену укрепления толщиной 5-6 м обходившую холм по краю, сложенную из обтесаных камней следующих размеров: 0.9 x 0.4 x 0.3 м, 0.5 x 0.35 x 0.2м и иногда 1.4 x 0.3 x 0.2 м. Наиболее крупные блоки располагались у башен и в нижней части кладки стены. Фундамента не было - стены клались прямо на выровненную поверхность земли. Внешняя сторона стен всегда выкладывалась из хорошо обтесанных каменных блоков, внутренняя же кладка состояла из камней не столь правильной формы. Обычно слои кладки чередовались: сперва шел слой камней, выложенных длинной стороной вдоль стены, затем слой камней длинной стороной поперек стены и так далее. Основным соединительным материалом была глина, известковый раствор применялся лишь для нижней части внешней лицевой стороны стены. Вдоль стены располагались 20 равноудаленных друг от друга башен, а высокая часть в восточной части крепости представляла собой цитадель. 

Рядом с прямоугольной башней на юго-западном конце крепости, у ее подножия, было раскопано небольшое, но весьма любопытное здание, построенное позже самой крепости. Оно представляет собой отдельное прямоугольное помещение, 7 м длиной и 6,2 м шириной. Стены, толщиной 0,75-1,0 м, состоят из весьма тщательно обтесанных каменных блоков. В центре помещения располагалась квадратная (2,5x2,4 м) платформа, опоясанная вдойным рядом обтесанных каменных блоков. Глинобитная платформа имеет следы кострища, а здание в целом ориентировано в направлении летнего восхода солнца. Все признаки указывают на культовый характер сооружения, которое можно сопоставить с зороастрийскими святилищами, в которых алтарь с огнем занимал центральное место. Ранее описанные языческие верования населения города Варачан, столицы "Царства гуннов" прекрасно иллюстрируют религиозный синкретизм, объединивший верховное божество тюрок - Тенгри - Тангрихан’а и иранского бога солнца Куару (Куара - Kuara). Можно предположить, что поклонники Тангрихана позаимствовали у зороастрийцев план святилища, а вместе с ним и некоторые элементы их культа огня. Это же подтверждает и ряд находок из политических и религиозных центров Дунайской Болгарии. В первой ее столице - Плиске, резиденции булгарских правителей, есть такое же здание - - two entered one into another squares of ashlars. Второе, больших размеров, здание ориентирорванное на восход, было выкопано близ Тронного дворца в Плиске. Религиозное назначение здания подтверждается тем, что с принятием христианства оно было перестроено в церковь (так называемая Дворцовая церковь). Подобные здания найдены и в Преславе. Языческое святилище, имеющее такой же план, есть и в протобулгарском религиозном комплексе Мадара (Madara), неподалеку от Даул-таша (Daul tash)

Для Хумаринского городища характерно большое количество рунических символов, букв и слов на стенах и зданиях. Они были сделаны не только после, но в процессе возведения крепости - граффити были обнаружены на блоках внутренней кладки стены, некоторые символы были обнаружены даже под слоем известкового раствора. Чаще всего встречаются изображения сошки (bipods), трезубца (tridents), свастики, буквы Х и Н, а также очень характерная для протобулгарских находок на Дунае буква Y.

Хумаринское городище. Башня возле ворот из отесанных каменных блоков. На заднем плане - цитадель крепости. 

Еще первый исследователь, Кузнецов, указывал на то, что Хумаринские находки близки Салтово-Маяцкой культуре, которая связана с протобулгарами. Керамика не отличается от Салтово-Маяцких образцов Приазовья. Многочисленные буквы рунического алфавита и даже целые слова, а равно и специфические граффити также указывают на протобулгар. Хумаринское городище по керамическим изделиям датируется VIII-X вв. Раскопки выполнены в объеме недостаточном, чтобы точно определить какой из протобулгарских групп принадлежало население Хумаринского городища, к тому же нет пока и хорошо изученного некрополя. Однако остатки раннего аланского поселения (IV-VII вв.), обнаруженные под крепостью, указывают на то, что эта группа протобулгар достигла верхнего течения Кубани уже после начала хазарской экспансии VII в. и вследствие этой экспансии. 

Хумаринское городище является очень важным примером протобулгарской культуры. Это наиболее ранний случай протобулгарского монументального сооружения исполненного в технике этого типа (клеточная - quadra type technique). Эта техника резко отличается от техники современных и более ранних местных, преимущественно аланских, крепостей центрального Предкавказья. Очевидно? она была позаимствована в странах Закавказья и Ближнего Востока, где клеточная техника была широко распространена. Подобна Хумаринской и крепость Дербента, где также подтверждается (керамика, характерные рисунки коней и всадников), пусть и эпизодическое, присутствие протобулгар. Конечно, между Дербентской и Хумаринской крепостями есть отличия: клетки (quadras) кладки в Дербенте более единообразны и образуют горизонтальные ряды правильной формы, соединенные известковым раствором, к тому там имеется хороший фундамент. В Хумаре размеры клеток разнятся, ряды неровные, известковый раствор используется редко. Строители не смогли даже заложить фундамент, они просто выровняли повехность земли, даже не удалив мягкий почвенный слой. Поэтому им пришлось сделать стены очень толстыми - 5-6 м. Варварский способ строительства указывает на то, что крепость возводили недавние кочевники, прежде не имевшие подобного опыта. Такими кочевниками в то время могли быть только протобулгары. 

Уже в конце (поза)прошлого века Ф. Миллер выдвинул гипотезу, что название одного из тюркских народов Кавказа - балкарцев - это сохранившийся древний этноним булгар(ов). Его аргументация была принята почти единодушно теми учеными, которые признавали вклад протобулгар в этногенезис балкарцев и родственных им карачаевцев, населяющих верхнее течение Кубань, где и находится Хумара. Данные источников и археологии четко подтверждают присутствие кубанских протобулгар в долине Кубани и в современной Балкарии, где они смешались с остатками местного аланского населения и ассимилировали их. Однако, есть и другая точка зрения: часть ученых полагает, что решающий вклад в этнический облик и развитие языка карачаевцев и балкарцев внесли половцы(куманы/кипчаки) в более позднюю эпоху.